nikital2014 (nikital2014) wrote,
nikital2014
nikital2014

Category:
  • Music:

Аdvocatus Dei

Эпиграф:
Неужели та же сила,
Та же мощная ладонь
И ягненка сотворила,
И тебя, ночной огонь?

(Уильям Блейк – Тигр)

И отвечал Господь Иову из бури и сказал: препояшь, как муж, чресла твои: Я буду спрашивать тебя, а ты объясняй Мне. Ты хочешь ниспровергнуть суд Мой, обвинить Меня, чтобы оправдать себя? Такая ли у тебя мышца, как у Бога? И можешь ли возгреметь голосом, как Он?
(Иов, 40:1-4)

Только это я нашел, что Бог сотворил человека правым, а люди пустились во многие помыслы.
(Еккл. 7, 29.)

Давно хотел набросать пару тройку мыслей о теодицее – одной из самых известных проблем христианства (хотя не только его, конечно). Сказать что-то новое по этому вопросу вряд ли возможно, ибо ему столько же лет, сколько философии в целом, его вполне можно записывать в категорию "вечных". За 2,5 тысячелетия на тему "богооправдания" или "богообличения" была исписана гора литературы и все ветки спора доведены до всех возможных логических концов. Но раз я тут занимаюсь в т.ч. и апологетикой, то почему бы и не написать свои мысли по теме.

При этом, разумеется, подлинная сила "проблемы зла" заключается не в утонченной схоластической аргументации, а в тех страданиях, которые чувствует человек на протяжении жизни. Вера Дарвина, когда он открыл теорию эволюции, пошатнулась, но выстояла, однако когда его любимая дочь Энни умерла от туберкулеза, Чарльз окончательно отошел от религии. Подобную историю можно проследить в судьбах многих других известных атеистов. Барт Эрман – известный в узких кругах библеист. Критическая текстология сделала из него либерального богослова, а в атеиста превратили именно голодающие Эфиопии и узники нацистских концлагерей (о которых он много читал). Строго говоря, эти люди становятся атеистами не потому что находят какую-то новую информацию, которая противоречила бы их религиозной картине мира, а потому что переосмысливают старую, заново расставляя акценты и "весы предпочтения", определяющие степень убедительности того или иного суждения. Их обращение в новую религию лежит не в рациональной плоскости, а в психологии. Это с одной стороны немного странно (как будто Дарвин и Эрман, будучи христианами не знали, что люди, вот это поворот, являются смертными), а с другой – на это нечем возразить. Тезис "мне не нужен Бог, который допустил хоть одну слезинку ребёнка" неопровержим. На него можно только ответить "а мне нужен". Поэтому все рассуждения, представленные ниже, разумеется, работают только когда собеседник настроился именно на рациональное обсуждение вопроса.
Итак, приступим. Собственно, сама проблема:

-Бог существует.
-Бог всеблаг.
-Бог всемогущ.
-Зло существует.

На первый взгляд здесь противоречие. Теперь моё скромное мнение, разделенное для удобства по блокам.

1. Ну, для разгона. Собственно логического противоречия здесь нет :) На заре становления аналитической философии, в 1955 году австралийский философ J.L. Mackie попытался сформулировать логическую проблему зла, то есть доказать, что первые три тезиса противоречат четвертому сами по себе чисто на основе законов логики. В 1977 году христианский аналитический философ Элвин Плантинга показал, что на самом деле противоречие получается не из самих утверждений, а из скрытых предпосылок атеиста. Более подробно можно почитать у самого Плантинги (God, Freedom, and Evil, 1977), но частично его аргументация будет совпадать с моей чуть ниже. Главное, что Макки признал, что был неправ и чисто сходу, без поллитры, утереть нос верунам нельзя. "Since this defense is formally [that is, logically] possible, and its principle involves no real abandonment of our ordinary view of the opposition between good and evil, we can concede that the problem of evil does not, after all, show that the central doctrines of theism are logically inconsistent with one another. But whether this offers a real solution of the problem is another question." (Mackie, J. L. (1982). The Miracle of Theism. P.154). Ну, вот о возможном "реальном решении" проблемы и поговорим далее.

2. А что такое, собственно, всемогущество? Заодно походя и разберемся с парадоксом всемогущества (там где про неподъемный камень). По этому поводу тоже изломано куча копий, расскажу то, что больше всего нравится мне. Как известно, в христианском богословии Бог одновременно и трансцедентен, и имманентен миру. Так вот, я предлагаю в мысленных рассуждениях различать Бога, как неконтингентное (необходимое) существо (или реальность, тут это всё просто метафоры) и Бога,как он является нам. Другими словами, стараться мысленно разграничивать Бога в себе и Бога для нас. Первый - это Первопричина. Большего о Нем сказать невозможно. Для Него подходит только апофатическое богословие. То есть мы можем сказать только то, что Он ничем не ограничен (так как за пределами Вселенной ничего кроме Него не существует). Это и есть всемогущество - отсутствие ограничителей. На этом уровне Он может создать неподъемный камень и поднять его, потом нарисовать круглый квадрат, потом сделать так, что 2+2=5, и т.д. (если Вы считаете, что я перегибаю палку и нерационален, то скажите это основателю рационализма Декарту, который считал точно также). Однако утверждение о всеблагости относится уже к катафатическому богословию (по крайней мере та всеблагость, которую можно понять). То есть оно описывает Бога для нас, который в свою очередь не является всемогущим. Он добровольно ограничил себя основными законами бытия, куда входит и наша свобода воли. Бог, действующий внутри Вселенной, ограничен её же законами, которые восходят к Богу в себе (во избежания долгих дебатов о чудесах просто примем, что в числе законов Вселенной есть и правила вмешательства, по которым Бог позволяет себе иногда нарушать привычный ход вещей). Таким образом при разговоре о теодицее мы можем спокойно игнорировать абсолютное всемогущество Бога, отодвигая его одновременно за рамки Вселенной и за рамки человеческого разумения.

Чтобы Вы не думали, будто я тут уже впал в целую кучу ересей, то держите цитаты из (Псевдо -) Дионисия Ареопагита:

"Как для чувственного неуловимо и невидимо умственное, а для наделенного обликом и образом простое и не имеющее образа, и для сформированного в виде тел неощутимая и безвидная бесформенность бестелесного, так, согласно тому же слову истины, выше сущностей находится сверхсущественная неопределенность, и превышающее ум единство выше умов. И никакой мыслью превышающее мысль Единое непостижимо; и никаким словом превышающее слово Добро не выразимо; Единица, делающая единой всякую единицу; Сверхсущественная сущность; Ум непомыслимый; Слово неизрекаемое; Бессловесность, Непомыслимость и Безымянность, сущая иным, нежели все сущее, образом; Причина всеобщего бытия, Сама не сущая, ибо пребывающая за пределом всякой сущности, - как Она Сама по-настоящему и доступным для познания образом, пожалуй, может Себя открыть...

Так, в божественном единстве, то есть сверхсущественности, единым и общим для изначальной Троицы является сверхсущественное существование, сверхбожественная божественность, сверхблагая благость, все превышающая, превосходящая какую бы то ни было особость тождественность, сверхъединоначальное единство, безмолвие, многогласие, неведение, всеведение, утверждение всего, отрицание всего, то, что превышает всякое утверждение и отрицание, присутствие и пребывание начальных ипостасей, если так можно сказать, друг в друге, полностью сверхобъединенное, но ни единой частью не слитное...

Таким образом, слово стремится воспеть эти божественные имена, разъясняющие Промысел. Оно ведь не обещает разъяснить самосверхсущественную Доброту, Сущность, Жизнь и Премудрость самосверхсущественной Божественности, сверхоснованные, как говорят Речения, превыше всякой доброты, божественности, сущности, жизни и премудрости в тайных сферах, но только воспевает разъясненный благотворный Промысел, Благость по преимуществу и Причину всех благ, сущее, жизнь, премудрость, а также творящую сущее, творящую жизнь и дающую Премудрость Причину тех, кто причастен сущности, жизни, уму, смыслу и чувству....

И нужно ли об этом говорить, когда некоторые из наших божественных священноучителей Основой и самой-по-себе-благости, и божественности называют Того, кто превосходит и благость и божественность, говоря, что сама-по-себе-благость и божественность есть благотворящий и боготворящий дар, исходящий от Бога; а сама-по-себе-красота есть излитие способности быть красивым-в-собственном-смысле-слова, создающая и красоту в целом, и частичную красоту, в целом красивое и отчасти красивое; и другое, что таким образом говорится и будет говориться, призвано являть промыслы и блага, причаствуемые сущими, изобильным излитием происходящие и проистекающие от непричастного Бога, чтобы Причина всего оставалась строго за пределами всего, и сверхсущественное и сверхъестественное повсюду и всегда превышало всякую сущность и природу...

И даже само имя Благость мы применяем к Ней не потому, что оно подходит, но потому что, желая что-то понять и сказать о Ее неизреченной природе, мы первым делом посвящаем Ей почетнейшее из имен...
"

(О Божественных именах)

Обращаясь к той же теме, (дерзаю) утверждать следующее: Бог это не душа и не ум, а поскольку сознание, мысль, воображение и представление у Него отсутствуют, то Он и не разум, и не мышление и ни уразуметь, ни определить Его невозможно; Он ни число, ни мера, ни великое что-либо, ни малое, ни равенство, ни неравенство, ни подобие, ни неподобие; Он ни покоится, ни движется, ни дарует упокоение; не обладает могуществом и не является ни могуществом, ни светом; не обладает бытием и не является ни бытием, ни сущностью, ни вечностью, ни временем и объять Его мыслью – невозможно; Он ни знание, ни истина, ни царство, ни премудрость, ни единое, ни единство, ни божество, ни благость, ни дух – в том смысле как мы его представляем, ни сыновство, ни отцовство, ни вообще что-либо из того, что нами или другими (разумными) существами может быть познано. Он не есть ни что-либо не-сущее, ни чтолибо сущее, и ни сущее не может познать Его в Его бытии, ни Он не познает сущее в бытии сущего, поскольку для Него не существует ни слов, ни наименований, ни знаний; Он ни тьма, ни свет, ни заблуждение, ни истина; по отношению к Нему совершенно невозможны ни положительные, ни отрицательные суждения, и когда мы что-либо отрицаем или утверждаем о Нем по аналогии с тем, что Им создано, мы, собственно, ничего не опровергаем и не определяем, поскольку совершенство единственной Причины всего сущего превосходит любое утверждение и любое отрицание, и, обобщая: превосходство над всей совокупностью сущего, Того, Кто запределен всему сущему, – беспредельно.

(О мистическом богословии)

Из ареопагитиков позднее родился паламизм, который уже четко разделил непознаваемую трансцедентную сущность Бога и божественные энергии, действующие в мире. А из паламизма вышло практически всё восточное богословие.

3. А что такое, собственно, всеблагость? Дело в том, что с точки зрения христианства добро хоть и объективная вещь, но все равно зависящая так или иначе от Бога. То есть именно Он определяет, что есть благо (для человека и вообще), а что нет. Получается, что всё во Вселенной зависит от двух (или трех) воль: Божественной и человеческой (ну, или еще ангельской). Так как первая априори задает что есть благо, то следовательно всё зло (=нарушение Божьей воли) исходит либо от падшего человека, либо от падших ангелов. Христианская история гласит, что и от тех, и от тех. Как бы, вот и всё, проблема решена. Вернее, она особо и не возникала. Претензии "богообвинителей" лежат поверх этой модели, прикапываясь к разного рода деталям и спорным моментам, вытекающим из неё. Ну, например:
3.1. Может ли Бог исправить косяки своих подручных независимо от их желания? Да, но тогда будет нарушена свобода воли, а это, согласно утвержденному Им же моральному кодексу, ещё большее зло. Следовательно, единственное что остается Богу – идти по пути минимизации зла. Именно этим объясняется жестокость Ветхого Завета – людей надо было подводить к христианству постепенно, адаптируясь к их заскокам. Иначе они бы просто отказывались воспринимать нужные программы и мы бы сейчас читали тексты об уничтожении женщин и детей без всяких моральных терзаний, причем скорее всего не на компьютере, а на бересте. Отсюда, кстати, следует и еще одна вещь, которую не следует забывать:
3.2. Когда мы беремся судить конкретное действие Бога, мы должны четко понимать, что не можем спрогнозировать его результаты даже на какие-то жалкие пять лет. Окружающие нас системы (общество, природа) - нелинейные динамичные, то есть подчиняются теории хаоса. Ну, вы знаете, взмах крыла бабочки == цунами на другом краю Земли. Для нас любое действие Бога будет выглядеть как случайное, с нашим уровнем знаний мы не сможем понять его смысл даже на 1% (подумайте в связи с этим над случайностью эволюционных мутаций). Поэтому в христианстве есть концепция Божьего Промысла, которая гласит, что у Бога есть план, Он нас не оставил и если что и делает, то это ведёт к минимизации зла. При этом, как мы помним, свободу воли Он нарушить не может, т.е. мы вполне в силах Ему мешать.
Поэтому да, все претензии из серии "а почему бы ему не открыть свое существование?", "а чего он не предотвратил то землетрясение?", "а почему он не сделал нам три ноги?" можно сразу отбрасывать, так как выдвигающий их никогда не сможет доказать то, что эти его предложения действительно минимизируют зло.
3.3. К слову о землетрясениях. Многие со скрипом признают: да, окау, задержать руку убийцы Бог не может, свобода воли нарушится. Но почему тогда Бог не может предотвратить природные бедствия или болезни? Помимо ответа из 3.2. можно привести еще следующие соображения. Человек был создан не просто так, у него есть цель – "владычествовать над землею". Ураганы, цунами, землетрясения вирусы не являются злом сами по себе. Это просто еще одна форма существования материи, не более. Они приносят зло тогда, когда человек не исполняет свое предназначение и занимается непонятно чем (сколько там бабла на войнушку уходит, а? А сколько мы потеряли из-за государственной раздробленности?). То, что человечество сейчас не обладает достаточным могуществом, чтобы плевать на землетрясения – это исключительно его вина, смотри грехопадение. Бог тут не причем.
3.4. Да, а почему мы должны отдуваться за Адама-то? Кто это такой вообще и почему я должен расплачиваться за чьи-то там грехи?
Христианство долго и в муках рожало концепцию первородного греха, навернув туда множество богословского матана. Доходило (и доходит) вплоть даже до такого маразма, как передача греховности вместе с семенем (или кровью) родителей, лол. Если же взять наиболее продуманные концепции и упростить их, то все будет понятно – никакой вины мы за предков не несем, это все ветхозаветные атавизмы. Дело исключительно в поврежденности человеческой природы. В чем она заключается - сложно сказать, мы не можем заглянуть в жизнь первых людей (максимальная оптика исторической науки охватывает здесь тысячелетия, а не поколения). Расскажу, как я это вижу. Наряду с биологическими программами у человека были предохранители на уровне сознания. Они уравновешивали его обезьяньи стремления и позволяли принимать разумные решения. Там же, на уровне "предохранителей" лежал и первый пакет знаний об окружающей природе (в Бытии написано, что Адам начал давать имена животным. В переводе на современный, это обозначало узнавать их сущность и обретать над ними власть = биология на максималках). Там, наверное, лежало больше, чем мы накопили за всё наше время, да и раскрываться оно должно было быстрее - максимум за поколение. Понятно, что люди должны были совершать какие-то мыслительные операции для извлечения, то есть не все так просто было, но сам способ познания был кардинально иной. Вполне возможно, люди реально получали Знания, а не набор тезисов в произвольно выбранной доказательной схеме, как сейчас. Так или иначе, все это великолепие кончилось, когда первочеловеки сознательно ослушались Бога и совершили первый грех ("съели плод"). Разумеется, грешить на уровне галактик никто бы им не дал (минимизация зла), поэтому система тут же сработала – человечество отключается от программы. Наверное, все-таки не полностью. Просто степень включенности ослабела. Но, как говорится, между первой и второй перерывчик небольшой - тут вам и первые убийства пошли, ну и дальше по накатанной. Чем дальше в лес, тем толще партизаны. Так и докатились до уровня голозадых обезьян с палкой копалкой. Вернуться на уровень программы самостоятельно уже стало невозможно (можно конечно пофантазировать про Еноха и Илью, но я и так разошелся), включился план Б. В нем мы собственно и живем.

Конечно, обличитель скажет "Дык, подождите, все равно я то тут причем? Это ж не я тогда яблоки жрал, да людей убивал. Чего это я должен расхлебывать последствия?". А потому что дело-то общее. Человечество является единым и миссия у него едина. Более того, человек становится полноценным только в обществе. Уровень самостоятельного развития - "дети Маугли". Так уж предусмотрено. И альтернатива (гипотетические творцы-одиночки, аля комиксы Марвел) не так уж и привлекательна. Да и нет ничего плохого в коллективном труде, пока кто-то в общей котел меда не начинает лить деготь. И чем мне лично нравится христианство – Бог спустился и лично хлебнул из такого котла здоровую такую порцию. Хотя, разумеется, Он вообще не виноват в сложившейся ситуации.
И напоследок по этому пункту, грешить или нет - свободный выбор каждого. Да, весы предпочтения очень уж искривлены в пользу грешить - повреждение на то и повреждение. Но выбор не детерминирован, так что личная ответственность в окружающем дерьме есть у каждого (в этой связи интересен католический догмат о безгрешности Марии, т.е. все-таки возможно прожить всю жизнь и не согрешить). Такие дела.

3.5. Есть ещё категория обличителей, которая в принципе согласна с основной аргументацией выше, но которая хочет свободы на полшишечки меньше. Типо, да, свобода воли это круто, но пусть Бог вмешивается хотя бы в самых зверских случаях. Проблема здесь в том, что "самые зверские случаи" возможны исключительно в сравнении (причем, довольно произвольном, никакие величины, позволяющие ранжировать поступки по (а)моральности нам неизвестны). А раз так, то они будут наличествовать всегда, пока существует зло. Допустим, мы умолили Бога и Он теперь не позволяет людям убивать. Всё, физически это невозможно. Ок, проходит время, ценности изменились, человек адаптировался и теперь "самым зверским" для него стало что-то еще, например, пытка огнем. "Пожалуйста, Боже, вмешайся, нам очень сложно друг друга не жечь". Нетрудно мысленно пофантазировать о том, что мы уже живём в мире, где Бог ограничивает наши возможности творить дичь, и понять, что ничего качественно просьба "вмешиваться в исключительных случаях" не меняет.
Аналогично обстоят дела и с просьбами "повлиять на свободу воли". Типо сделать делание добра неимоверно приятным, а совершение зла чудовищно болезненным. Что тут скажешь. Объективность морали как раз и означает, что делать добро приятно и соответствует природе человека. Если Вам кажется, что в реальности это не так, то Ваша природа повреждена, см. предыдущий подпункт. Человеческая психика адаптивна, поэтому со временем душевные терзания от совершения зла притупились, вот и всё. Просьба же сделать так, чтобы этого не происходило, находится на грани фола – тогда свобода воли будет присутствовать лишь формально. Опять же, допустим Бог сделал делание зла чудовищно болезненным (снова, никакие величины, позволяющие ранжировать "болезненность" нам неизвестны). Но люди все равно совершили его и скатились до нынешнего положения. Это же онтологически возможно, не так ли (если нет, то свобода нарушена)? Тогда очередные критики просили бы "а пусть сделает совершение зла еще более невыносимым". Очередной оборот сансары.
То есть отсутствие критериев "чудовищности" и "болезненности" делает бессмысленным обличения "ну, еще чуть-чуть подправьте". Свобода воли или есть, или нет. Никакие влияния на неё качественно ситуацию не поменяют, а количественных критериев у нас просто нет.

4. Конечно, решающий аргумент всегда останется вне зоны критики (см. вступление). "А что если я не хочу? Не согласен я с тем, что свобода воли имеет ценность, хочу быть роботом. Не согласен с человеческим предназначением творить, пусть этим Бог занимается. Не согласен и с единством человечества, хочу быть богом-одиночкой." На это ответить нельзя ничем, однако это уже и не имеет отношения к теодицее. Разумеется, "оправдание Бога" должно совершаться в той же системе координат, в которой этот Бог наличествует. Многие, кстати, почему-то этого очевиднейшего факта не понимают. То есть претензия из серии "мне очень нравится изменять жене, я считаю это благом, поэтому христианский Бог плохой" не является проблемой зла, это проблема выбора религии. Что-то не нравится - на свете полно других религиозных систем. Для "волков-одиночек" есть разные виды эзотерики и теософии. Для желающих "просто блаженствовать" есть разные облегченные версии буддизма и индуизма. Если Вам так не нравится свобода воли, то идите к материалистам. Ув. olgaw, например, склоняется к тому, что Бог участвует не в одной религии, а в нескольких, поэтому всем сестрам по серьгам по вере вашей будет вам. Но я все же считаю, что существует объективный смысл жизни и соответственно объективная мораль, поэтому просто надеюсь, что остальные рано или поздно передумают :)

5. К слову о возможности передумать. Одно из довольно головоломных ответвлений теодицеи касается вечности адских мук. Действительно, зачем Бог создавал миллиарды людей, заранее зная, что они будут вечно страдать? Можно попытаться отвертеться очередным "иначе никак", но в таком случае выйдет, что Бог таки проиграл, причем окончательно. Зло из Вселенной, получается, не искоренить. Одно дело, когда оно просто появилось – Бог частично проиграл, но осталась возможность реванша. Однако вечное зло – это полное фиаско. Даже если предположить, что грешники уничтожаются после воскресения (такая гипотеза тоже встречается), то проигрыш остается на личном уровне этого довольно большого (подавляющее большинство, если верить фундаменталистам) количества людей. В конце концов Бог борется с "дьяволом" (не конкретно с ним, конечно, а со злом) не (с)только на вселенском уровне, но и в сердце каждого человека. Да и получается, что радость праведников возможна только на костях грешников, иначе непонятно зачем последних было вообще создавать. Вряд ли это именно тот фундамент "вечности", который задумывал Бог, а значит проигрыш на глобальном уровне остается.

Можно, конечно, возразить, что любое бытие лучше небытия, однако аргументировать подобное довольно сложно. Во-первых, небытие вообще лучше ни к чему не приплетать, это гиблая тема. Непознаваемое, нелогичное, к нему нельзя применить даже атрибут существования (да-да, "Бог в себе" такой же, но он нужен для других целей и за скобки мы Его уже вынесли), а уж тем более "лучшесть/худшесть". Оно путает все карты и делит на ноль всю философию. Во-вторых, Писание довольно четко говорит обратное (Матф. 26, 24; Мк. 14, 21). Это, конечно, можно списать на поэтический оборот, но осадочек все равно остается. В-третьих, если уж любое бытие лучше небытия, то почему бы не выбросить на помойку свободу воли этих грешников? Тем более, что это и так происходит, если верить фундаменталистам :) Серьезно, вся концепция "обязательных" вечных мук строится на том, что первая земная жизнь – единственное место, где можно использовать свободу воли. Ну, ок, ладно там (полу)мифические мытарства и "пересменочный" ад и рай – нет тела, нет дела (т.е. возможности актуализировать действие). Но есть же еще жизнь после воскресения, вполне себе с телом. Почему тут должна убираться свобода воли? Понятно, что в представлении многих (не всех) святых Отцов древности Царство Небесное мыслилось довольно пассивным местом пребывания. На человека изливалась любовь Бога и он блаженствовал. Тут как бы свобода воли вроде как и не нужна, действительно. Но сейчас в богословии все больше делается акцент на сотворчестве человечества и Бога, как глобальной цели первого. Пакибытие мыслится продолжением работы, начатой первыми людьми. А здесь, простите-извините, без свободы воли никак. А следовательно и онтологическая возможность апокатастасиса присутствует. А значит игра продолжается, а проблема снимается.

Чем вообще плох проигрыш Бога как гипотеза? Тем, что сама концепция "Бога для нас" нужна не только в качестве конечного основания смысла жизни и объективных ценностей, но и как некий гарант и надежда на хэппи энд. Это, кстати, еще один момент, почему сама идея "богообличения" надумана мыслителями, довольно параллельными христианству. С наличием зла вообще мало кто спорит. Но в отличие от всякого рода дуалистов, христиан его вечность не устраивает. Поэтому время линейно, поэтому в конце happy end (отсюда и концепция прогресса европейская), поэтому монотеизм, а не "Инь/Янь", поэтому всеблагой и всемогущий Бог. Миллиарды мучающихся людей малость портят картину, ради которой все и задумывалось. Тем более, что туда ревностные фундаменталисты записывают всех подряд, включая, например, некрещенных младенцев (которых, разумеется, больше чем крещенных хотя бы из-за ранних выкидышей, тоже почему-то считающихся людьми). Вопросы уровня "как гипотетический человек, попавший в рай по причине любви к близким, может блаженствовать, несмотря на то, что его близкие в это время страдают", хоть и получают какие-то ответы, но ИМХО не добавляют в фундаменталистскую эсхатологию стройности и логичности.

Ну, и да. Еще одним вариантом решения проблемы является ответ ув. olgaw, основанный на относительности ада и рая. То есть, что для христианина рай, для материалиста или буддиста ад, и наоборот. Это, конечно, рождает ряд вопросов из серии "как отличить грешника христианина от обычного атеиста". Но в целом если посвятить вопросу время, то сформулировать стройные гипотезы можно.

6. Еще одно коварное ответвление касается страданий животных. Это же и один из самых серьезных аргументов против теистического эволюционизма. Зачем и почему мучаются животные? Ответить по аналогии с землетрясениями ("человек должен был за них отвечать и слился") не получается так как они существовали задолго до человека, и тут, строго говоря, не важно принимается теория эволюции или нет. Даже если считать, что животные никого не ели, не болели и не умирали вплоть до грехопадения, то сложно объяснить почему они стали это делать после. Почему на человека сразу же навесили такую ответственность? Почему он не мог становится их пастырем постепенно, к чему эти моментальные взаимосвязи ("согрешил - и вся тварь страдает")?

Сразу предупреждаю - мой ответ надуманный и довольно циничный. Пока что он не понравился ни одному человеку, у которого есть домашние животные. Ответ основывается на знаменитой в среде философов сознания статье Нагеля "Каково быть летучей мышью". В данном контексте её суть такова – мы не знаем как это "ощущать себя животным". И не можем знать принципиально. Более того, согласно христианским представлениям, у животных нет свободы воли. Это значит, что их сознание и квалиа не должно быть никак связано с их физическими телами. Строго говоря, они могут чувствовать что угодно, на тело это никак не повлияет. Это кстати один из основных аргументов в пользу того, что у нас свобода воли есть :) Иначе же любая форма познания просто рухнет. Но животные то не познают ничего. Поэтому можно предположить, что они не страдают в нашем понимании этого слова. Возможно их квалиа очень притупленны. В любом случае, то что они ощущают не является злом. Что касается смерти животных, то тут христианство вообще никакого мнения не имеет. Допустима и реинкарнация, и слияние душ и бессмертие. Разные богословы приводили разные мнения на сей счет.

Внимание! Это не должно ни в коем разе служить побуждением к издевательствам над животными или нивелировать действия зоозащитных организаций. Все потому, что не зря нам Бог дал эмпатию. Не зря нам кажется, что животные неимоверно страдают. Следовательно, воля Бога в отношении наших действий над ними заключается в том, что мы должны поступать так, чтобы нивелировать их предполагаемые страдания. Зачем - потом узнаем. Поэтому живодеры грешат в любом случае, вне зависимости от животных квалиа, так как преступают волю Бога. Впрочем, все это никак не отменяет того факта, что человеческая жизнь ценнее жизни животного. Это не понравится многим экоцентристам, но да, христианство иерархично и человек стоит выше. Не нравится? 4 пункт.

Так, ну вроде основные блоки затронуты. Следующие пункты опциональны и даже не обязательно относятся к христианской апологетике. Просто некоторые интересные размышления.

7. Неплохо бы немного абстрагироваться от теодицеи и просто посмотреть чье мировоззрение более "моральное" и вдохновляющее: у христиан или у материалистов-"богообвинителей". А то альтернатива совсем непонятна.
То есть, вот, например, умирает у Дарвина дочка. Если бы Чарльз серьезно подходил к своему мировоззрению, а не отдавался нерациональным эмоциям, то у него был бы следующий выбор:
- Христианство. Дочка не ушла в небытие. Её сознание и душа сохранились, скорее всего она попала в рай. Если Чарльз будет морально самосовершенствоваться и трудиться на благо общества (он может это делать, так как обладает свободой воли), то вскоре он с ней встретится, а потом человечество не без его вклада сделает им обоим новые тела. Бог воскресит их и они вечно будут творить, познавать и совершенствовать мир. Вскоре они достигнут такого блаженства, что предыдущие мучения будут казаться им пустяком.
- Материализм. Дочки больше нет, а если подумать, то особо и не было. То что Чарльз считал личностью было сгустком материи, запрограммировано передвигающимся по пространству. Впрочем, как и он сам. Ничего изменить нельзя, да и некому. Субъекты отсутствуют, есть лишь пара непонятно откуда взявшихся уравнений и бесформенное вещество, причудливо сплетающееся в какие-то структуры. И то не факт, что это верное описание, так как никаких гарантий того, что наши мозги способны познавать мир, нет (Дарвин, кстати, реально сомневался в этом. Современная херня "правильные идеи помогают выживанию" его не вдохновляла). Никаких ценностей и морали нет, все это выброшено на помойку вместе с "обвиненным" Богом.

Как говорится, и эти люди учат нас жить. Как вообще материалист может "обвинять Бога", если в его же мировоззрении нет объективной морали? На основе чего он это делает? Заимствует нравственный фундамент у христианства? Тогда чего ему не нравятся полученные там же ответы на его детские вопросы? Реально, теодицея это сугубо внутренний христианский вопрос, почему в эту степь регулярно залазят атеисты вообще непонятно.

8. Еще бывает забавным слушать всякого рода публичных атеистов, которые вообще мало задумываются о то, что несут. Например, взять небезызвестного Карлина. Есть две самые популярные цитаты этого комика о Боге. И они внаглую друг другу противоречат похлеще любого парадокса. Вот они:

1) Я серьёзно пытался верить [в Бога], но я вам так скажу: чем дольше живёшь, чем больше смотришь вокруг, тем больше понимаешь: что-то пошло по пизде. Война, болезни, смерть, разрушение, голод, грязюка, нищета, пытки, преступность, коррупция и «Звёзды на льду»… Что-то определённо идёт не так. Это не есть хорошая работа. Если это лучшее, на что способен Бог, то я не впечатлён. Таким результатам не место в резюме наисовершеннейшего существа. Такой дряни можно ожидать от временного офисного работника с дурным характером.

2) Религия реально убедила людей, что на небе живёт невидимый мужик, который следит за всем, что вы делаете, каждый день и каждую минуту. И у невидимого мужика есть особый список из десяти вещей, которые он не хочет, чтобы вы делали. И если вы сделаете любую их этих десяти вещей, у него подготовлено особое место, полное огня и дыма и пламени и пыток и страданий, куда он сошлёт вас жить и мучиться и гореть и задыхаться и плакать до скончания веков!

Ну, или еще одна:

Невидимый мужик в небе, глядящий вниз, следящий за всем, что мы делаем, чтобы убедиться, что мы не делаем неправильные вещи, а если мы их делаем, он отправляет нас в ад, где мы горим вечно. Такого рода дерьмо — огромное ограничение для такого мозга, как наш. И мы ограничиваем сами себя.

То есть, с одной стороны это плохо, что "невидимый мужик" лезет к тебе со списком из "огромных ограничений", но потом тот же "мужик" вдруг оказывается виноват в войнах, пытках и преступлениях, которые совершают люди, плюющие на те самые ограничения.

9. Интересен также вариант ответа "зла не существует". Это, конечно, не христианский ответ (лингвистические ухищрения вида "зло не существует субстанционально" оставим пока в стороне) и даже не лучший из миров Лейбница (ну, то есть еще лучший, чем у него). Но фантазировать, так фантазировать.
Провернуть финт отсутствия зла можно если использовать онтологию, аля Матрица. Итак, представьте идеальный мир, где никогда не было грехопадения. Выверните фантазию по полной: галактики складываются в слово "Аллилуия", каждая планета обустроена и превращена в идеальный природный заповедник, все люди бессмертны, перепробовали все мыслимые дела, а следующий уровень сотворчества будет через пару миллионов лет. Пять минут, считай, можно расслабиться. Ведущие теологи-программисты создают симулятор "Нерадивая Ева", где она делает неправильный выбор на заре существования человечества. Далее всем желающим раздаются шлемы виртуальной реальности с полным погружением. Участники забывают кто они на самом деле и целиком подключаются к симуляции уровня хард. Никаких ограничителей (в т.ч. на боль), природа повреждена и еще отрубило все Знания. Такой вот экстремальный вид спорта. Как только происходит "game over", люди приходят в себя за долю секунды. Игра не влияет ни на личность, ни на их дальнейшие поступки в реальной жизни. Разве что появляется послевкусие в виде легкой тоски и мыслей "вот это жесть, неужели это могло произойти в действительности?".

P.S. Вполне возможно, пост будет редактироваться или пополняться.
Tags: Религия, апологетика, философия
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Апокатастасис

    Небольшая зарисовочка для меня на тему апокатастасиса (всеобщего спасения) в православии. Да-да, богословием по мере сил тоже интересуюсь. Для…

  • Небольшие гносеологические рассуждизмы

    Эпиграф: Кто думает, что он знает что-нибудь, тот ничего ещё не знает так, как до́лжно знать © Давно хотелось излить куда-нибудь некоторые…

  • Пара цитат о философии сознания

    На сегодняшний день не существует общепризнанного решения психофизической проблемы. Continued neuroscientific progress has helped to clarify some…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 59 comments
Upd от 04.08.2019.
6. Добавлю цитату из Августина по поводу страданий животных, дабы никто не думал, что я и здесь клятый еретик.

Почему тогда, возразят нам, звери причиняют вред друг другу, хотя они и грехов не имеют, и добродетели путем подобного испытания не достигают? Конечно же потому, что одни из них служат пищею других. Ибо все, пока оно существует, имеет свою величину, свои части и свои разряды; взятое в целом, оно вызывает у нас справедливое одобрение, и даже когда одно переходит в другое, сохраняется отчасти скрытая от нас соразмерность и присущая каждому роду красота. Глупцам этого не понять, тем, кто стремится к совершенству, до некоторой степени доступно, совершенным же ясно как день. И нет сомнения в том, что всеми этими движениями в низшей твари человеку даются спасительные примеры, дабы он видел, как много он должен делать для духовного и вечного спасения, превосходящего (возможности) неразумных животных; ведь он не может не заметить, что все они, от могучих слонов до мельчайших букашек, обороняясь или нападая делают все, что только могут, для своего телесного и временного благополучия, данного им в удел сообразно с их низшим назначением; действительно, мы сплошь и рядом видим, как одни из них ищут восстановления своего тела за счет тел других, а другие защищают себя или обороняясь, или обращаясь в бегство, или укрываясь в безопасное место. Да и сама телесная боль, испытываемая животными, является удивительной и могущественной душевной силой, которая непостижимыми нитями связывает их в живой союз и приводит к некоторому единству, попытка разрушить которое вызывает у них своего рода негодование

(О книге Бытия буквально, книга 3, глава 16)

То есть боль для животных является совершенно не тем, чем боль для человека. Равно как и смерть. Об этом хорошо написал Кураев:

Слово смерть слишком человеческое. "Смерть" - это слово, предельно насыщенное именно человеческим трагизмом. Можем ли мы прилагать слово смерть, до краев полное именно человеческим смыслом, к миру нечеловеческому? Для человека смерть - трагедия, она есть нечто вопиюще недолжное. Но в русской философии[62] не случайно именно ужас человека перед смертью воспринимался как опытное свидетельство его неотмирного происхождения: если бы человек был законным порождением мира естественной эволюции и борьбы за выживание - он не стал бы испытывать отвращения к тому, что "естественно". Смерть человека вошла в мир через грех - это несомненно. Смерть есть зло и Творцом она не создана - это тоже аксиома библейского богословия.

Вывод отсюда, мне представляется, может быть один: уход животных не есть смерть, не есть нечто, подобное уходу человека. Если мы говорим "смерть Сократа" - то мы не имеем права это же слово применять в высказывании "смерть собаки". Смерть звезды - это метафора. Такой же метафорой можно сказать о "смерти" атома или табуретки. Животные исчезали из бытия, прекращали свое существование в мире до человека. Но это не смерть. И поэтому в богословском, в философском смысле говорить о феномене смерти в мире нечеловеческом - нельзя. Смерть безжизненной звезды, распад атома, разделение живой клетки или бактерии, прекращение физиологических процессов в обезьяне - это не то же, что кончина человека


(Может ли православный человек быть эволюционистом)

Featured Posts from This Journal

  • Апокатастасис

    Небольшая зарисовочка для меня на тему апокатастасиса (всеобщего спасения) в православии. Да-да, богословием по мере сил тоже интересуюсь. Для…

  • Небольшие гносеологические рассуждизмы

    Эпиграф: Кто думает, что он знает что-нибудь, тот ничего ещё не знает так, как до́лжно знать © Давно хотелось излить куда-нибудь некоторые…

  • Пара цитат о философии сознания

    На сегодняшний день не существует общепризнанного решения психофизической проблемы. Continued neuroscientific progress has helped to clarify some…